Без рубрики

Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2017

Экспертный совет премии АРХИWOOD определил шорт-лист 2017 года.
Безусловным лидером по количеству финалистов в этом году стал Татарстан, где уже третий год реализуется мощная программа по обновлению городской (и не только городской) среды. Начавшись со скромных лавочек, проект вырос в красивую историю, поражая, в том числе, и разнообразием архитектурных жанров. Тут и новая деревянная набережная, и амфитеатр, и эко-центр, и арт-объекты: в шорт-листе целых 6 работ, и все это отнюдь не только в столице республики.


Впрочем, всего на 1 объект отстал Владивосток, который долго скромничал и скрывал свои достижения – хотя и там городская среда активно преображается деревом (правда, без такой мощной господдержки). Более того, все эти 5 объектов-финалистов сделаны в одной мастерской («Конкрит Джангл»), но и тут мы видим целый ворох типологий: кафе, ресторан, библиотека, благоустройство территории фабрики, выставочный павильон. Так что запомните новое имя: Феликс Машков.


Менее масштабно, но не менее интересно представлены в этом году Сатка (с музеем «Магнезит» от бюро KONTORA), Астана (кафе по проекту Gikalo Kuptsov Architects) и Нижний Новгород (2 объекта). Впервые в шорт-листе премии – Йошкар-Ола («Лестница в небо» Олега Ермакова) и Нью-Йорк (квартира-трансформер Петра Костелова). Но самым экзотическим адресом на карте премии является Гватемала: Михаил и Елизавета Шишины отделали клинику в Момостенанго разноцветными деревянными дощечками, символизирующими главный плод страны – кукурузу.


Чуть, скромнее, чем обычно, выступили в этом году две столицы. Первый фестиваль «Древолюция» 2015 года в Санкт-Петербурге был таким триумфом, что все ждали от него резкого роста качества. Однако, в этот раз «древолюционеры» пробились в шорт-лист лишь с 2 объектами: это «Татами» и «Обратная перспектива». Впрочем, у молодых архитекторов все впереди: третья «Древолюция» уже совсем скоро – на этот раз в подмосковном «Суханово».
В Москве же явным лидером выступает «Городская ферма» на ВДНХ бюро WOWHAUS: это по-настоящему качественная и оригинальная деревянная архитектура, достойный наследник ВСХВ – легендарной выставки 1923 года, где прогремела «Махорка» Мельникова. Другая интересная московская история – в парке Тропарево: Роману Ковенскому и Валерии Пестеревой пришлось разработать деревянный конструктор (бруски 40 х 100), из которого собирались и скамейки, и инфо-стенды, и лежаки. Но единое стилевое решение тут же стало визитной карточкой парка.
Еще один московский объект – бар PARKA на Пятницкой (бюро Archpoint), стилизованный под сауну. Это уже интерьер, каковых было очень много в лонг-листе этого года (30), и в финал тоже вышло больше, чем в других номинациях – 9. На финише сразу выявились лидеры: и это снова бюро RueTemple, которое долго сочиняло увлекательные пространства для детей, но не сумело расстаться с юношеским задором и в интерьерах для взрослых.
Всякий раз, публикуя лонг-лист (а в этом году на премию поступило рекордное количество заявок – 177), организаторы искренне радуются тому, как много в нем молодых архитекторов – но уже в шорт-лист выходят, естественно, не по возрасту, а по качеству. Поэтому особенно приятно, когда в шорт-листе появляются новые имена: это Елена Макарова («Утиная Венеция» на «БолотовДаче»), Иван и Дмитрий Кожины (загадочный хозобъект в форме цилиндра), Николай Новичков и Григорий Соломин («Светёлка»).
Но тягаться новичкам придется с хэдлайнерами, которые уверенно держать планку качества: это Алексей Розенберг (квартира NagatinSky), Сергей Чобан (офис продаж), Григорий Дайнов (пристройка к дому под Ярославлем), Стас Горшунов (спорткомплекс в Нижнем), Сергей Колчин (загородный комплекс в Шатуре), Алексей Комов (арка им. Сергея Курехина), Иван Овчинников (неожиданная версия «Дубль-дома»). А помимо не устающего удивлять фантазией Тотана Кузембаева (черная баня), в шорт-лист прошел и «Кубоед» Кузембаева Олжаса.


И, конечно, самая серьезная борьба разворачивается по традиции в самой главной номинации премии – это «Загородный дом». В этом году в финале 5 объектов – и все это очень разные дома как по размерам и бюджетам, так и по стилистике. Зимний дом с баней (Денис Чернов и Татьяна Панченко) неожиданно выглядит как протестантская часовня, а «Дом у моря» (бюро «Хвоя») – как домик Роберта Вентури. В сторону Ф.-Л. Райта глядит дом Иосифа Бельмана и Владимира Шорохова («Росса Ракенне СПб» (HONKA) – и оригинально работает с архетипом избы «Дом художников» (Николай Калошин и Владимир Кузьмин, «Поле-дизайн»). Особняком (а точнее – «жилым павильоном») стоит необычный объект Дмитрия Овчаров (nefa architects).
Наконец, в номинации «Реставрация» за победу будут соревноваться два очень разных объекта, которых объединяет то, что высокий результат – следствие частной инициативы (и частных же бюджетов). При этом оба они, скорее, общественные: что стоящий на улице Вологды дом Черноглазова, что затерянный в костромской глубинке Асташовский терем (ставший, тем не менее, самым узнаваемым деревянным объектом современной России). Оба случая по-своему уникальны: как редкая в принципе реставрация городского дома начала ХХ века (заказчик – Герман Якимов, архитектор – Владимир Лукин), так и героическая борьба не только с бездорожьем Андрея Павличенкова. Его чухломской терем реставрировали лучшие архитекторы России (Александр Попов, Антон Мальцев), за работами следила вся страна, и вот, наконец, они завершены, и летом терем ждет торжественное открытие.
Подведение же итогов премии АРХИWOOD состоится на этот раз в июне (о месте и времени будет сообщено дополнительно), а народное голосование в интернете стартовало 16 мая.